Олена Кравець

актриса Студії «Квартал 95»
Я хочу вам рассказать о значении случая в нашей жизни и о том, что случайностей не бывает. Это, казалось бы, взаимоисключающие понятия, но сейчас я все объясню. Я родилась в Кривом Роге, и ничто не предвещало той жизни, которой я сейчас живу. Родители-работяги, район в окрестностях карьера. Каждый день в 12 часов нас выводили из школы, потому что рядом устраивали промышленные взрывы для добычи руды. Все свежевыстиранное белье сразу становилось черным, а голуби — красными, но, разумеется, дети были счастливы от того, что урок прерывается.

Когда я немного подросла, родители решили, что пора уезжать из этого района экологического бедствия. Правда, на новом месте жительства шли настоящие войны между подростковыми группировками. Мама очень переживала, что я попаду под плохое влияние и влюблюсь в хулигана. При этом я сама совершенно не ощущала тяжести той жизни: родителям удавалось скрашивать будни — и я чувствовала себя счастливой.
На фотографиях тех лет — обычная серая мышь, но где-то классе в 9-10-м у меня начало в одном месте играть шило, и жизнь стала поворачиваться в сторону актерства.
Я участвовала в каких-то самодеятельных спектаклях, читала сказку про Федота-стрельца, пародировала Валерию, что-то изображала, дома закрывалась в спальне, чтобы покривляться перед зеркалом. У многих такое наверняка бывало. Но надо было определяться с учебой. Выбор в Кривом Роге был невелик — нархоз, педуниверситет и горнорудный.

Педагогику и металлургию я сразу отбросила, оставался экономический вуз, но и туда я страшно не хотела. А у меня династия, мать – экономист. Я говорила: «Мам, не хочу, ну пожалуйста, не хочу!». Она: «А что ты хочешь?». «Я хочу в Москву, во ВГИК, в «Щуку», я хочу быть актрисой!». На это моя мама ответила: «Слушай, ты много актрис знаешь великих?» Я в запале человек 15 назвала. Она: «Пятнадцать, да? А их тысячи выпускается каждый год! Хочешь где-то там в ТЮЗе работать, в кукольном театре с игрушечкой?»
В итоге она настояла, что буду ходить на подготовительные курсы в экономический. Я, конечно, делала вид, что хожу, а сама где-то зависала с мальчишками.
Мама, разумеется, все просекла. И в очередном споре о том, кем я буду в жизни, я обронила такую фразу: «Хочу, быть известной: чтобы на сцене, чтобы весело, чтобы с друзьями, чтобы ездить везде, чтобы все вот так легко!» Мама развела руками: «Лена, нет такой профессии». «А я придумаю!» — говорю. Мама — мудрая женщина, просто взяла паузу в моем воспитании. И в итоге я все-таки пошла в экономический.

На втором курсе я попала в художественный коллектив, который занимался подготовкой фестиваля «Студенческая весна». Это конкурс факультетов — полуторачасовое выступление каждого из них, кто на что горазд. Обязательная программа — бальные и народные танцы, все остальное — пожалуйста: пародии на преподавателей, сцены из студенческой жизни. Я поняла, что мне страшно хочется туда, страшно! Там все такие стильные, такая молодежь творческая. Попросилась. «А что вы умеете делать?» — «Умею пародировать Лайму Вайкуле «Я вышла на Пикадилли». — «Нормально, берем». Так в моей жизни появилась «Студенческая весна», а в моем окружении — другие люди.

И, к слову, о случае. Я четко помню этот момент — январский фестиваль КВН в Сочи. Масляков ведет, куча команд, я сижу дома на полу, а мама вяжет. И я говорю, глядя в телевизор: «Мам, а я там буду». Она: «Где? На фестивале?». Я: «И на фестивале, и в телевизоре». Она: «Малыш, мне так нравится, как ты мечтаешь!». Это был 1995 год.
В какой-то момент я решила, что мне не хватает денег. Молодой девчонке нужно очень много: косметика, колготки, кафе, в кино…
И я пошла работать на местную радиостанцию, где познакомилась с Денисом Манжосовым — был такой у нас актер в коллективе. Как-то раз мы разговорились о том, что мне страшно нравится команда КВН «Запорожье – Кривой Рог – Транзит». А он мне говорит: «Слушай, так ведь из Кривого Рога в Москву ездит команда болельщиков. Мы отправляемся автобусом, едем 30 часов, там машем шариками. Видела болельщиков в зале? Это мы!» Я: «Как это? Куда бежать? Кому звонить?» Он: «Я уже четыре раза был там. Надо в горисполком идти, они списки составляют, там ровно 31 человек — столько помещается в автобус».

Я бегу в горисполком, нахожу нужную женщину с красивой прической. Оказалось, что мест уже нет. И тут Денис говорит, что уступит мне свое, — для меня это просто рай, Эверест. Я до сих пор помню номер телефона девушки, которая занималась всей этой историей с болельщиками: «Юля, здравствуйте, я Лена, сдвинутая на всю голову, для меня нет места. Но Денис Манжосов уступил мне свое».

В день выезда я встала в 5 утра, всех разбудила, и мы отправились к автобусу. Стоят эти все ребята, некоторых узнаю по «Студенческой весне». Понимаю, что это творческая элита нашего города. При этом моя мама почему-то обратила внимание на одного парня и все повторяла мне, какой он хороший и симпатичный и что нужно обязательно с ним познакомиться.

Тут начинается: Иванов — заходим, Сидоров — давай, Петров — такое-то место. А меня нет. Нет меня! Я подхожу к женщине с красивой прической и спрашиваю, как же так. Выяснилось, что сын спонсора в последний момент решил поехать, а поскольку я была в списке последней, то вычеркнули именно меня. Я в порыве захожу в автобус, встаю между сиденьями и говорю: «Я не выйду!» Родители совершенно ошалели: они такого от своей дочери не ожидали, я же всегда где-то в углу тихонечко жила. Поднялся крик, водители говорили: «Мы никуда не едем, потому что нужен 31 человек, 32 – ну никак». В итоге один из водителей уже не выдержал, все понял и говорит: «Ладно, давайте возьмем, на таможне ляжет на заднее сиденье, я забросаю ее тулупами, провезем».
Тридцать часов ехали: гитара, алкоголь, шутки-прибаутки. Как-то проходила по автобусу и случайно бедром зацепила голову того самого мальчика, который так понравился моей маме. В итоге познакомились, проговорили до утра. А через два года поженились.
На игры я ездила еще несколько раз и поняла, что все — без этого уже не смогу. Так в моей жизни появился КВН. В итоге познакомилась и взяла автограф у Вовы Зеленского. 95-й год, 95-й квартал. Кстати, большинство из «Квартала» учились еще и в 95-й школе. Так совпадения привели меня туда, где я есть сейчас.

Верьте в случай, потому что случайностей не бывает. Мы не случайно заброшены на эту землю, в эту страну, в этот город, в этот вуз, в эту семью. И при этом я очень попрошу вас: не перекладывайте ответственность за свою жизнь на чужие плечи — на начальство, правительство, родителей, соседей. Сила случая велика, но только тогда, когда вы занимаетесь тем, что любите и во что по-настоящему верите.

Made on
Tilda